chevron_left

Александр Гордиевских: «Мне нравятся люди, которые ломают стереотипы и живут, не подстраиваясь под кого-либо»

Triit    today 
Александр Гордиевских: «Мне нравятся люди, которые ломают стереотипы и живут, не подстраиваясь под кого-либо»

Директор Томского марафона Александр Гордиевских в детстве занимался конькобежным спортом, в молодости — альпинизмом, а после сорока увлекся легкой атлетикой. Кроме марафонов и полумарафонов, за его плечами уже несколько ультрагонок, включая ALTAI ULTRA-TRAIL (50 км), MARKOTKH TRAIL (80 км) и Salomon Cappadocia Ultra-Trai (116 км). Также он дипломированный тренер, аспирант и бизнесмен.

В первой части (вторая часть) интервью Александр рассказал о спортивной составляющей своей жизни. Из нее вы узнаете:

— как скайраннинг может заменить занятия альпинизмом;
— почему онлайн-тренировки — это правильно и современно;
— о чем думает человек, бегущий ультрагонку, и для чего ему нужна психологическая подготовка;
— нужна ли ультрабегуну специальная диета;
— как завершить сверхдлинную дистанцию с улыбкой на лице;
— как совмещать системные тренировки с работой, учебой и семьей.

 

Бег вместо альпинизма

— Расскажите, как в вашей жизни появился бег.

— В разное время я занимался многими видами спорта, кроме легкой атлетики. В нее пришел через альпинизм. Как я говорю, для альпинизма нужны три составляющих: много времени, много денег и команда, потому что любая экспедиция — это от месяца до трех. Когда эта жизненная страница закрылась, я познакомился через интернет с Димой Митяевым, начал тренироваться у него. Бег в горах мне занятия альпинизмом и заменил. Постепенно я начал бегать марафоны, тренировать скорость.

— Чего вы добились в альпинизме? На какие вершины поднимались?

— Альпинизм в моей жизни был в основном экспедиционный. Самая большая высота — 7546 м. Это китайский Памир, гора Музтаг-Ата. Я был на Кавказе, на иранском Кавказе, на Монблане, в Гималаях. Основные восхождения — в Алтайских горах, это вотчина сибирского альпинизма.

— Чего в итоге вам перестало хватать — команды, времени или денег?

— Примерно всего одновременно. С возрастом у людей меняются интересы. Семьи, дети, внуки… После последнего восхождения — как раз на 7546 — я с новоприобретенными друзьями несколько раз сходил в походы и завязал.

— Известно, что в детстве вы занимались конькобежным спортом. До какого уровня дошли?

— До первого разряда. Это было еще в школе, потом конькобежный спорт в Томске перестал существовать.

Знакомство с Митяевыми

— С Митяевыми вы познакомились, уже занимаясь бегом?

— В то время у меня была компания, которая занималась строительством на Севере. В том числе, в Сургуте. Эта стройка пришлась как раз на тот момент, когда я завязал с альпинизмом. То есть была большая активность, и тут она закончилась. Ты находишься вдали от дома, в условиях севера. Выбор досуга не очень богатый. Когда целый день в строительном вагончике отсидишь, дальше либо идти бухать, либо заниматься чем-то спортивным. Я побежал.

Бегал я, в принципе, всегда — но именно для подготовки, чтобы поддерживать себя в форме. В Сургуте начал бегать достаточно системно. Это был год 2013-2014-й, тогда не было такого количества беговых событий. Но я узнал, что проходят какие-то соревнования, принял участие в Томском космическом марафоне, который теперь уже мы сами проводим. В 2020-м он состоится 14-й раз, а я участвовал, когда это еще была просто дружеская пробежка по набережной. Пробежав свой первый полумарафон, я и познакомился с Димой Митяевым, потому что начал в интернете читать про бег, узнал, что есть такие виды активности как скайраннинг и трейлраннинг.

— Митяевы организовали школу бега по пересеченной местности Trail Running School, и вы входили в их команду.

— Когда я начал у Димы заниматься, такого названия еще не было. Но да, мы тренировались с ним до прошлого года.

— Школа занимается дистанционным обучением. Что это такое?

— Сейчас я сам получил спортивное образование, закончил магистратуру Томского государственного университета на факультете физической культуры, учусь в аспирантуре и тоже провожу онлайн-тренировки. У меня своя онлайн-школа. С тренером, который тренирует меня сейчас, мы тоже общаемся в дистанционном режиме. Так работают и многие спортсмены в мире.

Тренировка — это развитие определенных физических качеств. Выносливость и сила зависят от функциональных изменений в нашем организме. Главное для тренера — не смотреть на ученика, который где-то там бегает, а видеть, как реагирует на ту или иную нагрузку его организм. Используя современные гаджеты и программы, мы все эти данные получаем. Это гораздо эффективнее, чем тренер, который, условно говоря, заглянет тебе в глаза и пощупает твой пульс. Что касается разбора техники, это достигается посредством видеозаписи, либо очных тренировок, которые также бывают. Дима Митяев постоянно проводит кемпы для своих учеников.

Ультрамарафонец

Александр с номером в финишном створе. Фото: Александр Гордиевских / Instagram

— В какой момент вы поняли, что хотите бегать ультрамарафонские дистанции?

— Когда ты увлекаешься бегом, в какой-то момент закипает в одном месте — ты хочешь доказать себе, что что-то можешь. Думаю, любой человек, который начинает тренироваться системно, ищет для себя какие-то знаковые события. Многие новички уже думают, как пробежать марафон. Кто бегает более-менее хорошо и достигает каких-то результатов, начинает подумывать, как пробежать ультру.

Для новичков-любителей бежать быстро сложно, бежать далеко — в определенной степени проще. Поэтому они придумывают себе испытания в виде расстояния. Кроме того, ультрагонка — это большой эмоциональный подъем. За короткий промежуток времени ты можешь увидеть много красот. Моя самая длинная гонка — Salomon Cappadocia Ultra-Trail, 116 км. Туристы преодолевают такое расстояние за несколько дней, а ты — за несколько часов, и в памяти остается неизгладимое впечатление. Через такие эмоции я и пришел к ультрагонкам, стал находить в них внутреннее умиротворение. Мне очень нравится, и хотя сейчас я бегаю в основном марафоны и тренирую как раз скоростные качества, постоянно подумываю об ультрах. Чтобы пробежать их в том числе быстро.

— Процитируем вас: «Мне нравится наблюдать за детьми, как они бегают легко, непринужденно и практически не уставая. Именно такова философия моего бега — бег естественный, бег с природой, бег не уставая». Как можно бегать ультру и не устать?

— К ультра-дистанции эти слова не относятся, за исключением того, что ты всегда должен находиться в гармонии с собой. Ультра — в любом случае определенный вид страдания. Нужно постараться абстрагироваться от собственного тела, потому что каждая клеточка твоего организма кричит, что этого не надо делать, это невозможно, и пытается заставить тебя сойти с дистанции. Именно абстрагирование, непринужденный легкий бег спасают в трудный момент и позволяют финишировать с улыбкой на лице.

— Еще одна цитата: «Ультрадистанции для меня — молитва, или даже религия. Есть такая поговорка: «Хочешь бегать — начни, хочешь поговорить с собой — пробеги марафон, хочешь поговорить с Богом — пробеги ультрамарафон». Проходя такое испытание, атлет подвергается колоссальной нагрузке, больше психологической, потому что остаётся на долгое время один на один с собой. В этот момент вокруг нет никого, есть только один собеседник — это ты сам». Поясните, что значит «говорить с Богом». Когда вы долго бежите, хочется размышлять о вечном?

— На самом деле, да. Многие задают вопрос, сложно ли так долго быть один на один с собой. Мы привыкли к тому, что постоянно окружены людьми, что постоянно находимся в каких-то заботах, решаем какие-свои проблемы. А здесь на протяжении длительного времени ты один. Сначала в голове вертятся какие-то мысли, потом она начинает освобождаться от своего бекграунда — рабочего, семейного. Появляется умиротворение.

— Самокопанием не занимаетесь?

— Нет. Если сильно закопаться, плохо может быть.

— У меня на длительных такое происходит.

— Я могу совершенно спокойно пробежать тридцатку на стадионе, вообще не заморачиваясь. По большому счету, мне все равно где бежать и как бежать. Не обязательно, чтобы была дорога в один конец или лес. На стадионе также прекрасно. Когда ты готов, когда входишь в это состояние, тебе, по большому счету, уже не важно, где и как это происходит.

— То есть вам не нужна специальная психологическая подготовка перед длинной гонкой?

— Психологическая подготовка — обязательный элемент, без нее никуда. Но здесь психология больше не с точки зрения «о чем поговорить с самим собой», а настрой на гонку, на расстояние. Важно представить, как ты будешь проходить этот путь, прокрутить маршрут в голове, выстроить подъемы, спуски, изучить карту и подготовиться к возможным трудностям. Есть еще состояние медитации. Я люблю уходить в себя и слушать музыку — тогда ты отвлекаешься от внешнего мира. Основная задача психологической тренировки — выйти на гонку не в возбужденном состоянии, а в гармоничном. Найти гармонию внутри себя. Тогда все получится.

— Вы говорили, что, чтобы держать себя в тонусе, в месяц пробегаете 400 км и занимаетесь йогой. При подготовке к ультре что меняете?

— Сейчас я тренируюсь не для того, чтобы держать себя в форме, а для постоянного улучшения результата. Идет нормальный тренировочный процесс, включающий в себя темповый бег, длительный бег, восстанавливающий бег, интервалы, общефизическую подготовку, силовую. С йогой, к сожалению, пока пауза, но чувствую, что нужно возвращаться, потому что растяжка и погружение в состояние медитации тоже необходимы.

— Какова ваша цель в беге?

— Сейчас она достаточно конкретная — хочу выбежать марафон из трех часов и двигаться дальше. Голубая мечта — пробежать Marathon des Sables. Остальное пусть пока будет моим маленьким секретом.

— Известно, что ваш кумир — Эд Уитлок, в возрасте 70+ выбегавший марафон из 3 часов. А кто впечатляет вас из ультрабегунов? За кем следите?

— Слежу, конечно, за успехами Димы Митяева, потому что знаком с ним лично и знаю, какой труд за всем этим стоит. Очень импонирует мне ультрараннер Гедиминас Гриниус. Он литовец, а сейчас, по большому счету, человек мира. Вообще мне нравятся люди, которые ломают стереотипы и живут именно своей жизнью, не подстраиваясь под кого-либо. Например, эпатажный Антон Крупичка.

Режим и рациональность

— Трудно ли совмещать спорт с работой и семьей?

— Ужасно трудно. Но это все в голове, потому что мы живем какими-то шаблонами. Проснулся, помылся, почистил зубы, позавтракал, выпил кофе, поехал на работу, вечером тренировка. Человек так устроен, что любит подольше поспать, а делами заниматься потом. Но себя можно перестроить, и я перешел на утренние тренировки. Стараюсь ложиться спать в 10 вечера, вставать в 5.30 — 6.00, чтобы утром сделать всю тренировочную программу, а днем заниматься работой и семьей. Под этот ритм начинают подстраиваться и другие. Вечером можно сделать велосипед дома на станке. Это, конечно, слабое общение с семьей, но тем не менее. По крайней мере совместный просмотр фильма может случиться.

— Кроме режима дня у вас, вероятно, есть и режим питания.

— Когда меня спрашивают о питании, я всегда говорю, что оно должно быть просто рациональным. Не нужно вгонять себя в веганство или садиться на какие-то мегасупердиеты. Зачем? Условно говоря, если ты будешь есть мед ложками, это нерационально. Жареное мясо на сале с картошкой — нерационально. Свежие овощи, вареное мясо, рыба — рационально.

— В какой момент вы поняли, что можете и хотите делать в родном городе большой марафон?

— Это случилось, когда я поступил в магистратуру. Возник новый круг общения — студенческая среда. По первому образованию я физик, закончил в 1993 году Томский государственный университет. Получилось, что по прошествии 25 лет я вновь окунулся в эту атмосферу, потому что магистратура очная, да еще и на бюджетной основе.

Погружение в студенческую среду дает невероятную бурю эмоций, идей. В этот момент и возник вопрос: почему в Томске нет настоящего марафона, эмоционального праздника, который мы видим везде — и на заграничных стартах, и на многих российских? Потом я случайно встретил начальника департамента по физкультуре и спорту Томской области. Спрашиваю: «Почему у нас этого нет?» Он: «Да я не знаю. Давай сделаем!» Через неделю на его столе лежала презентация Томского марафона, а менее чем через год был дан первый старт. Это было в 2018 году.

 

Из второй части интервью с Александром Гордиевских вы узнаете о том, как устроен Томский марафон — один из самых перспективных забегов России.

Вход

Регистрация
Я хочу получать новости соревнований и triit.ru. Только самое важное, что происходит в мире, в компактной и интересной подборке 2-3 раза в месяц.
Оповещение о твоих результатах, найденных в протоколах соревнований. Важные изменения в стартах, на которых ты отметился.

Уже зарегистрирован?
Уже есть аккаунт?
Впервые на TRIIT.RU?
forum
Задайте нам вопрос

Мы стараемся быстро и подробно отвечать на любые вопросы наших пользователей о стартах, информация о которых есть на нашем сайте.

Регистрируйтесь на triit.ru и мы ответим на все ваши вопросы.